Пересвет

научно-медицинский центр

RUS    ENG  


 О центре 
 Методики 
 Наша продукция 
 Комплекс АРМ-ПЕРЕСВЕТ 
 Аппараты 
 Программы 
 Продажа, прайс-лист 
 Курсы, Обучение 
 Нашим пользователям 
 Пациентам 
 Вопросы и ответы 
 Статьи, Публикации 
 Контакты 


ЭКСПРЕСС-НОВОСТИ


Скоро:  с 26 сентября  2017
Курсы по Фоллю. Первичная специализация с практикой на обучающем компьютерном комплексе АРМ ПЕРЕСВЕТ
»»»


27-28 января 2017
Московская международная гомеопатическая конференция
Центральный дом ученых РАН
            подробнее
»»»

20-21 мая 2016
юбилейная конференция РЕФЛЕКСОТЕРАПИЯ И МАНУАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ В XXI ВЕКЕ
            подробнее
»»»


25 ноября 2017
Всероссийская конференция рефлексотерапевтов
            подробнее
»»»

Традиционная китайская медицина в России: от русской духовной миссии в Пекине до профессиональной ассоциации рефлексотерапевтов

Начало / Статьи / Традиционная китайская медицина в России: от русской духовной миссии в Пекине до профессиональной ассоциации рефлексотерапевтов

Традиционная китайская медицина в России: от русской духовной миссии в Пекине до профессиональной ассоциации рефлексотерапевтов


Василенко А.М.

ФГБУ «РНЦ МРиК» Минздравсоцразвития России (г. Москва)

Научно-практический журнал «Рефлексотерапия и комплементарная медицина», №1 (1) 2012, стр. 16-30

TRADITIONAL CHINESE MEDICINE IN RUSSIA:
FROM RUSSIAN SPIRITUAL MISSION IN BEIJING TO PROFESSIONAL REFLEKSOTHERAPISTS ASSOCIATION.

Vasilenko A.M.

Резюме
Проанализирована история проникновения и развития традиционной китайской медицины (ТКМ) в России. Приведены данные о современной естественнонаучной и философской интерпретации основных положений ТКМ. Рефлексотерапия рассматривается как результат эволюционной эпистемологии акупунктуры. Обсуждаются проблемы интеграции ТКМ в современное здравоохранение.
Ключевые слова: традиционная китайская медицина, история медицины, акупунктура, рефлексотерапия, комплементарная медицина.


Resume
The history of introduction and development of traditional Chinese medicine (TCM) in Russia is analysed. The data about modern scientific and philosophical interpreting of basal TCM*s positions is cited. The reflexotherapy is surveyed as a result of acupunctures evolutionary epistemology. TCM integration in modem public health services is discussed.
Keywords: traditional Chinese medicine, medicine history, an acupuncture, reflexotherapy, complementary medicine.

«... раскинувшись между двух великих делений мира, между Востоком и Западом,
 опираясь одним локтем на Китай, другим — на Германию,
мы должны были сочетать в себе две великие основы духовной природы — воображение
 и разум — и объединить в своем просвещении исторические судьбы всего мира».

П. Я. Чаадаев


Укоренившийся в международном профессиональном лексиконе термин «традиционная китайская медицина» — (ТКМ) критикуется некоторыми авторитетными экспертами в связи с тем, что его семантическое поле может представляться несколько деформированным. В результате неоднократных реформирований ТКМ не представляет собой единую непротиворечивую лечебно-профилактическую систему. Только в XX пеке ТКМ в самом Китае пережила два критических периода. В 1929 г. министерство здравоохранения Китайской Республики потребовало пресечь деятельность врачей ТКМ, мотивируя это тем, что «теория Инь и Ян, принципы Пяти элементов не соответствуют действительности, а иглоукалывание является явным мошенничеством». В 1936 г. издается указ правительства, запрещающий врачам применять методы китайской медицины, так как она «не имеет научного обоснования». Начавшееся после образовать Китайской Народной Республики в 1949 г. возрождение ТКМ едва не прервалось культурной революцией (1965-1976 гг.), направленной на уничтожение традиционализма во всех сферах культуры и пауки. Одной из правительственных установок тех лет было указание, что для получения медицинского образования не обязательно быть выпускником средней школы — достаточно уровня начальной школы. Была прекращена подготовка специалистов в высших и средних учебных заведениях ТКМ, вместо которой организовывались краткосрочные курсы подготовки «босоногих врачей» из крестьянской молодёжи [1].

Джованни Мачоча по этому поводу пишет: «В Китае столько же стилей акупунктуры, сколько провинций, округов и учебных заведений, где её преподают. Интересно было бы рассмотреть вопрос о том, насколько исповедовавшие неоконфуцианство мыслители династий Суп и Мин изменили, систематизировали, а иногда и исказили китайскую медицину. Я полагаю, что это влияние было намного продолжительнее и глубже, чем влияние марксисткой философии». В самом Китае прилагательное «традиционная» опускают, используя название китайская медицина (Чжун И), в отличие от западной медицины (Си И) [2]. Несмотря на это, ТКМ в большинстве мировых языков воспринимается как термин, обозначающий отдельный феномен культуры всего человечества, что даёт основание употреблять его и впредь.

  
Первым пришествием ТКМ в Россию мы обязаны Русской духовной миссии в Пекине, учреждённой указом Петра I от 18 июня 1700 года. Её задачи не ограничивались удовлетворением религиозных нужд соотечественников — пленных албазинцев и распространением православия в Китае. В её обязанности входило изучение местных языков, обычаев и культуры. В период с 1715 по 1956 гг. в Пекине поочерёдно действовали 20 духовных миссий, сыгравших важную роль в установлении и поддержании российско- китайских отношений и зарождении российской синологии.

В разные годы в составе Миссии работали врачи О.П. Войцеховский, А.А. Татаринов, П.А. Корниевский, которые исследовали различные аспекты китайской медицины. Результаты кропотливой работы этих миссионеров нашли отражение в ряде публикаций, вышедших в России на рубеже IХХ-ХХ веков [3]. Все духовные миссии в Пекине осуществляли взаимный российско-китайский культурный обмен. Их участники не только переписывали и переводили на русский китайские источники, но и активно переводили на китайский русско-язычные тексты. Благодаря их стараниям на китайский был переведён Ветхий Завет и первые три части «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина. Глава X миссии архимандрит Петр (П.И. Каменский) впервые познакомил Россию с корнем женьшень. Вместе с собственными трудами он активно занимался рецензированием синологической продукции отечественных и зарубежных исследователей.

Глава X миссии архимандрит Петр
(Павел Иванович Каменский)

Врач XII миссии Александр Алексеевич
Татаринов (1817—1886).

По поводу работ известного французского миссионера-иезуита Ж.М. Амьё (1718-1793) П.И. Каменский заметил: «Он писал под именем китайцев такие небылицы, о коих и сам Китай при всей своей древности, никогда не слыхивал». Имея в виду некоторые современные интерпретации ТКМ, фраза вполне актуальна и на сегодняшний день. Врач той же миссии И.П. Войцеховский за свою самоотверженную работу во время свирепствовавшей в Пекине в 1820-1821 гг. эпидемии чумы и успешное излечение члена семьи богдыхана был награждён почетной доской (грамотой). Таким образом, китайским врачам тоже было чему поучиться у своих русских коллег.

Как в IХХ веке, так и позднее особый интерес российские медики проявляли к иглоукалыванию. В 1828 г. в Санкт-Петербургском военно-медицинском журнале была опубликована статья П.А. Чаруковского «Иглоукалывание, Acupunctura», начинавшаяся фразой: «Уже гораздо прежде, многие путешественники и врачи упоминали об иглоукалывании как весьма действенном средстве, употребляемом китайцами и японцами для лечения колик, ревматизмов и многих других, особливо с болью сопряжённых болезней». Указывая на высокую эффективность и простоту иглоукалывания, дающей возможность её использования и не врачами он писал: «...восточные азиатцы имеют самые подробные описания, объясняемые изображениями, касательно места, порядка, направления и глубины укалывания, которые они с точностью соблюдают; однако это надобно приписать их предрассудку и недостатку патологических сведений»... «... иглы можно вкалывать во всяком месте, только бы они не коснулись больших сосудов, нервов, сухих жил и внутренностей, совершающих непроизвольное движение...» [3].

Таким образом, уже в самых ранних публикациях по акупунктуре высказывались сомнения в необходимости точного следования китайским методическим рекомендациям. Дискуссия на эту тему продолжается и поныне.

Скромное по сегодняшним меркам количество статей по ТКМ и собственный практический опыт немногочисленных в то время врачей его владевших были обобщены в шести монографиях и двух диссертациях [3]. Несмотря на то, что в 1881 г. термин «иглоукалывание» вошёл в словарь живого русского языка В. Даля: «Игловать — запускать иглы с врачебного целью, делать акупунктуру», оно до второй половины XX века не получило широкого внедрения в российскую медицинскую практику.
Немногим лучше развивалось и фитотерапевтическое направление ТКМ, которое вслед за П.И. Каменским активно изучал врач XII русской духовной миссии в Пекине (1840—1849) А.А. Татаринов. Этот разносторонне образованный выпускник Петербургской медико-хирургической академии опубликовал серию статей, посвященных различным аспектам ТКМ. Он составил атлас китайских лекарственных растений с собственными детальными рисунками их корней, цветов и плодов. В его честь был назван один из китайских видов аира — Аир Татаринова (Acorus tatarinowii Schott). За свои исследования, опубликованные в «Трудах членов пекинской миссии» он был удостоен степени доктора медицины [3].

Несмотря на явный интерес российской общественности к ТКМ на рубеже IXX-XX веков она в этот период была далека от широкого использования в отечественном здравоохранении. В первой половине XX века ТКМ также оставалась предметом исследований отдельных энтузиастов. К этому периоду относятся и разработки Э.С. Вязьменского (1913-1954), который в 1945 г. распоряжением главного врача красной армии, академика М. С. Вовси был командирован в Китай. В 1948 Э.С. Вязьменский защитил кандидатскую диссертацию «Китайская медицина (ее история и теория в кратком очерке)». В 1961 г. её материалы были включены В.Г. Вограликом в книгу «Очерки китайской медицины».

Второе пришествие ТКМ в нашу страну произошло в 1950-х гг. В 1954-1956 состоялась командировка в Китай профессора В.Г. Вогралика, а в 1955-1957 — профессора И.И. Рyceцкoro. Им было поручено изучение лечебной методики иглоукалывания — прижигания (чжэпь-цзю). Вернувшись из КНР, профессор В.Г. Вогралик в Горьком (Нижнем Новгороде), а профессор И.И. Русецкий — в Казани создали первые отечественные школы иглоукалывания и прижигания.

В 1956 г. с той же миссией в Институт чжэнь- цзю терапии Академии ТКМ были направлены врачи Э.Д. Тыкочинская, Н.Н. Осипова и М.К. Усова. В 1957-1961 гг. в том же институте стажировались А.Т. Качан, Л.M. Клименко, Л.В. Колестникова, С.Л. Морохова. Благодаря их энтузиазму в нашей стране развернулась масштабная работа по изучению фепомена иглоукалывания и прижигания и его внедрению в практику.

В июне 1957 г. были утверждены «Временные методические указания по применению иглоукалывания и прижигания», в 1959 г. — инструкция по применению метода иглотерапии и прижигания, а также показания и противопоказания к их примепепию. Под руководством профессоров Н.И. Гращенкова. Э.Д. Тыкочинской, В.Г. Вогралика и И.И. Русецкого проводилось клинико-физиологическое изучение метода. На кафедрах физиотерапии и неврологии началась подготовка соответствующих специалистов. В 1960г. при ЦОЛИУВ впервые был организован курс иглотерапии. Аналогичные курсы функционировали в Казани, Горьком и Ленинграде.

Несмотря на формальную поддержку со стороны Минздрава СССР внедрение чжень-цзю в практику встречало немало трудностей. Характерным тому примером может служить резкая критика новаторских инициатив В.Г. Вогралика на одном из заседаний коллегии АМН СССР, где его заклеймили как «традиционалиста» и обвинили в том, что «...он хочет отбросить современную медицинскую науку на два тысячелетия назад...». И это при том, что в своих трудах он не ограничивался дословным наложением методологии ТКМ, а старался по мере возможности обосновать её с позиций современного естествознания. До сегодняшнего дня актуальны его слова: «Изучение китайской национальной медицины показывает, что она глубоко самобытна. Но самобытность эта основана нe на досужем вымысле абстрактного ума, а на огромном многовековом народном опыте.

Многие ее положения в настоящее время уже достаточно проанализировали с позиций современной медицины, понятны нам и созвучны нашим взглядам. Другие положения пока что могут быть истолкованы лишь предположительно, они нуждаются в дальнейшем научном анализе. Наконец, третьи — до сих пор вообще не поддаются объяснению. Однако до тех пор, пока они не будут специально и тщательно исследованы, к ним нужно относиться с большой осторожностью. Нельзя судить по первому впечатлению, нельзя судить, не дав себе труда глубоко изучить вопрос. Отвергнуть легко, проникнуть в существо дела много труднее».
Головным учреждением по решению этой многотрудной проблемы стал организованный в 1976 г. в Москве Центральный научно-исследовательский институт рефлексотерапии (ЦНИИР) М3 СССР во главе с известным учёным — нейрофизиологом профессором Рубеном Ашотовичем Дуриняном.

Основатель и первый директор
ЦНИИ Рефлексотерапии профессор
Рубен Ашотович Дуринян (1923-1983)

С этого времени иглоукалывание и прижигание, как и разрабатывавшиеся на их основе неинвазивные низкоэнергетические методы воздействия на акупунктурные точки, стали объединяться термином «рефлексотерапия» (РТ). Сотрудниками ЦНИИР проводились разноплановые фундаментальные и прикладные исследования механизмов акупунктуры и других методов стимуляции экстерорецептивных зон соматосенсорного анализатора, а также разработки методов инструментальной рефлекторной диагностики. Эти исследования продолжались в Федеральном Научном Клинико-Экспериментальном Центре Традиционных Методов Диагностики и Лечения, в состав которого после ряда реорганизаций вошёл ЦНИИР. С 1977 г. сначала в институтах усовершенствования врачей, а затем и на факультетах последипломного образовать стали создаваться кафедры РТ.

Обобщение результатов комплексных биомедицинских исследований, проведенных российскими учёными во второй половине XX века, позволило прийти к заключению: что широкий спектр показаний к РТ обусловлен тем, что она восполняет дефицитные, оптимизирует наличные и формирует новые функциональные системы, обеспечивающие стресс — лимитирующее и адаптогенное действие [4, 5].

Эти эффекты осуществляются посредством интегрального регуляторного континуума — непрерывности взаимодействия функциональных систем различных уровней, обеспечивающей интегративную деятельность организма в широком диапазоне физиологических и патологических условий. Биохимическая составляющая регуляторного континуума представлена многочисленными разветвлёнными каскадами всех форм и видов химических реакций, протекающих в организме. Биофизическая составляющая — взаимодействием всех форм и видов физических полей и фотонно-квантовых процессов (рис. 1). Концепция интегрального регуляторного континуума позиционируется как современная естественнонаучная интерпретация категории ци [6].

Анализ основных положений ТКМ показывает чётко выраженные черты её системности (рис. 2). Системообразующими началами методологии ТКМ являются три основные концепции древнекитайской философии — инь — ян, у-сии и ци, представляющие собой модели описания всех природных явлений. На их основе выведена медицинская концепция о плотных (цзан) и полых (фу) органах, разработано учение об акупунктурных каналах (АК) — цзин-ло и точках акупунктуры (ТА) — сюэ. При этом каждый из 6-ти плотных и 6-ти полых органов и соответствующие им АК классифицируются по принадлежности к категории инь или ян, к какой-либо из 5-ти первостихий, а также по направлению движения ци в каждом из АК. Категории инь и ян и каждая из 5-ти первостихий характеризуют, как физические, так и психические свойства индивида. Поэтому определение состояния системы АК a priori претендует на возможность психосоматической диагностики.

В общем виде термин «диагноз» определяется как «заключение о существе объекта обследования, выраженное в терминах, регламентированных номенклатурами и классификациями отрасли деятельности, к которой обследуемый объект относится» [http://medicusamicus.com/index].

Несколько упрощая методологию традиционной акупунктуры, но, следуя её «номенклатурам и классификациям», можно констатировать, что рефлекторная диагностика нацелена па выявление дисбалансов в системе 12-ти парных АК. На основании выявленных нарушений формируется адекватный лечебный алгоритм.

В модели ТКМ человек находится в неразрывном единстве и взаимодействии с макрокосмосом. Это положение никоим образом не противоречит диалектическому закону о всеобщей связи явлений и современным естественнонаучным представлениям о взаимодействии человека и окружающей среды. Рефлекторная диагностика представляет собой частную форму системного анализа, ибо соответствует следующим основным системным принципам.

Принцип структурности. По законам традиционной акупунктуры каждый АК, как элемент системы, связан со всеми прочими её элементами — другими АК и управляемыми ими внутренними органами. Изменение состояния (поведения) любого из АК неизбежно приводит к изменению состояния (поведения) всей системы.

Принцип взаимозависимости системы и среды — каждый АК соотносится с одной из пяти «первостихий (первоэлементов)», являющихся согласно положениям древнекитайской натур-философии, общей глобальной системой мироустройства. Все виды человеческой деятельности, сопровождаются с одной стороны изменением состояния АК, с другой — в той или иной степени выраженным антропогенным влиянием на окружающую среду. Поэтому система АК рассматривается как активный посредник именно взаимозависимости человека и среды.

Принцип иерархичности. Иерархичность методологии традиционной акупунктуры иллюстрируется рис. 2. Медицинские учения о плотных и полых органах (чжан — фу), системе каналов и точек (цзин — ло) и жидкостях тела (сюэ) представляют собой компоненты иерархически более высокой системы натурфилософских концепций (инь — ян, у-син, ци). Одновременно указанные медицинские учения служат системами более высокого иерархического уровня по отношению к системе АК, на оценке состояния которой основывается синдромальный диагноз, являющийся основой построения лечебного алгоритма.

Принцип множественности описания системы. ТКМ оперирует множеством различных моделей описания состояния человека — конституциональными, биоритмологическими, различными видами ци, сюэ, вредоносных стихий и прочими. Частным проявлением принципа множественности описания системы является возможность использования результатов различных методов рефлекторной диагностики.

Наибольшее распространение среди них получили электро- и алгометрические методы, адресованные к оценке состояния двух древнейших гомеостатических систем, основанных на электромагнито- и ноцицепции (рис. 3).

Систему акупунктурных точек и каналов можно рассматривать как систему регуляции электрического гомеостаза, обеспечивающую адекватное актуальному состоянию распределение биоэлектромагнитного поля и адаптацию организма к изменению действующих на него полей различной природы [6-8]. С другой стороны, ТА представляют собой локусы наиболее концентрированного представительства элементов кожной нейроэндокриноиммунной системы, осуществляющей сочетанную регуляцию ноцицептивных и иммунных реакций. Иглоукалывание и прижигание являются ограниченными по локализации, силе и продолжительности действия ноцицептивными факторами, на которые организм реагирует выработанными в процессе эволюции сопряжёнными нейроэндокринными и иммунными реакциями. Известно, что эволюционно более древние защитные механизмы сохраняют доминирующее положение в иерархии позже сформировавшихся гомеостатических и адаптивных системах. Поэтому лечебно-профилактические воздействия, адресованные к гомеостатической периферической нейроэндокриноиммунной системе, обеспечивают принципиальную возможность регуляции всех прочих систем организма [9,10].

В 1997 г. приказом Минздрава РФ № 364 от 10.12.97 РТ была введена в номенклатуру врачебных и провизорских специальностей, были утверждены положения о враче — рефлексотерапевте, его квалификационная характеристика и порядок аттестации. Место и роль ТКМ в современном здравоохранении до сих пор являются ареной оживлённой дискуссии. Часть специалистов вообще отделяют ТКМ от специальности «рефлексотерапия». Другие — наоборот призывают к отказу от утративших, по их млению, своё значение положений ТКМ, а потому руководствующиеся в своей практике либо сугубо неврологическими, либо новейшими биофизическими подходами.

Анализируя трудности интеграции ТКМ в современное здравоохранение, коллега А.Н. Ахметсафин пишет: «Терминология китайской медицины стала уже привычной на Западе и в России, но это совершенно не значит, что она стала более попятной» [www.hanbalik.narod.ru]. Другому известному эксперту в области ТКМ — доктору Е.В. Лобусову принадлежат следующие слова: «Традиционное китайское мышление натуралистично, его нельзя отнести ни к материалистическому, ни к идеалистическому, данные попытки будут лишь попыткой уложить китайскую традиционную мысль в прокрустово ложе западной картезианской парадигмы» [www.zyq108.com/blog/lobusov-egor/12941].

Встречаются ещё более категоричные оценки различий гносеологических основ ТКМ и современной западной медицины: «...накопившая гигантский практический опыт китайская медицина оказалась в тени бурного прогресса западной медицинской школы из-за фатальной несовместимости их теоретического фундамента. Ожидать, что придерживающиеся господствующей парадигмы врачи хоть на йоту изменят своим убеждениям и будут готовы всерьёз принимать рассуждения о природе болезней, исходя из баланса Инь и Ян или взаимодействия пяти стихий, не приходится. Поэтому единственно возможный путь развития китайской медицины заключается в переоценке методов воздействия и результатов лечения, исходя из современных представлений о функционировании организма» [http://chinamed.ru/ks2006/press-reliz.php].

В последние годы в качестве борцов с лженаукой и под флагом борьбы с оккультизмом на ТКМ ополчились некоторые представители Русской Православной Церкви. В числе лексических признаков лженаучной литературы предлагается рассматривать использование терминов восточной философии, в частности — инь и ян и их символ — монаду, более того — их написание с заглавных букв. В число «маячков» позволяющих отличить лженаучный текст от испито научного, включены и многие другие слова, в том числе просто написанные в русской транскрипции названия некоторых национальных лечебно-оздоровительных систем — йога, аюрведа, цигун, ушу, а также элементы их составляющие — асана, мантра, медитация и прочие [http://www.k-istine.ru/occultism/occultism_putmk-4.htm].Эти термины, объявленные «лексическими маячками лженауки», на самом деле являются лексемами (прототерминами), использовавшимися до появления научного знания, которые, согласно терминоведческим закономерностям, вовсе не обязательно должны быть исключены из нынешнего лексикона.

Солидаризируясь с деятельностью комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, нельзя допустить, чтобы необоснованное причисление ТКМ, а вместе с ней — и РТ к лженауке повредили развитию их теории и практики. История изобилует примерами того, как слишком ретивые радетели доминирующей гносеологической парадигмы или поступающих новых руководящих установок надолго тормозили научный прогресс. Преграждая дорогу различного рода сознательным шарлатанам и искренне заблуждающимся энтузиастам той или иной экзотической пара- медицинской методы, не следует отказываться от проверенных веками лечебно-оздоровительных систем лишь на том основании, что они в своей первооснове имеют якобы чуждые нам философско-религиозные корни.

Представления о триаде «небо — человек — земля», формализованные в знаменитом памятнике древнекитайской культуры — Канопе Перемен, объединяют основополагающие теоретические концепции понимания всех природных и общественных явлений. Они основаны на холистической парадигме единства вселенной, которая свойственна отнюдь не только древнекитайской философии. Парацелъс был убеждён в том, что Вселенная — это целостный организм, а человек — это Вселенная в миниатюре, и что между Вселенной и людьми наличествует такая же связь, как между органами одного тела. Не правда ли — сразу возникает ассоциация между представлениями Парапелъса и базовой концепцией ТКМ о пяти первостихиях «у син». Английский поэт и проповедник XVII века Джоп Донн утверждал, что человек — это микрокосм, созданный Творцом как зеркало макрокосма, вбирающий в себя весь огромный мир.

Идея отражения Вселенной в морфологической структуре человека, его соматических и психических функциях не чужда и русской средневековой гносеологии. Вообще представление о твари, и особенно о человеке с его телом, душой и духом, как об иконе (образе и подобии) Творца - типично христианская мысль. В «Сказании о человеческом естестве, видимом и невидимом» (XVII век) человек представлен как «малый мир», построенный по аналогии со всем земным творением. «Видимое естество» представлено соматическими составляющими человека, а «невидимое» — его духовными, ментальными, нравственными, психическими и эмоциональными характеристиками. При этом указывалось на связь между элементами видимого и невидимого естества: «от селезенки — гнев, от желчи — вражда, от крови — ярость» [11]. Таким образом, в историческом аспекте между основными идеями ТКМ и христианской гносеологии принципиальной чуждости не обнаруживается. Что же касается рефлексотерапии, то в самом её названии фигурирует христианская идея отражения.

В статье Н.В. Косинова «Принцип Инь-Ян, Святая Троица, триада Гегеля и календарь Майя» представлены аргументы в пользу непротиворечивости древнекитайской триады небо-человек-земля христианскому пониманию Бога как единой сущности в трех ипостасях. Обобщая разнообразные примеры триад в философии, физике и биологии, автор указывает, что такие трудно воспринимаемые свойства Святой Троицы, как «неслиянность, нераздельность и единосущность» могут объясняться с позиций логики троичности. К этой логике, раскрывающейся в триаде Гегеля, календаре Майя, Святой Троице и символе Тай Цзи, современная наука только начинает подступаться [http://filosofia.ru/70580/]. Логика троичности ассоциируется с интегративным трехуровневым методом выбора точек по Д. М. Табеевой и теорией трёх точек, трёхлинейного введения игл и трёх этапов лечения (3x3) Чжап Чуня.

Таким образом, никакой «фатальной несовместимости» теоретических основ ТКМ со временному естествознанию не наблюдается. Общая методология ТКМ имеет отчётливо выраженные характеристики общей теории систем, концепции «инь — ян» и «ци» адекватно интерпретируются в формате современной философии и естествознания. Не усматривается и принципиальных противоречий между христианской Святой Троицей, основами диалектики и концепцией инь-ян. Холистическое мировоззрение не является эксклюзивной прерогативой китайской философии и медицины, оно было свойственно также и западной, в том числе и российской натурфилософии средневековья. Более того, достижения современных естественных наук побуждают к «реабилитации» холизма и основанных на нём направлений лечебно-профилактической деятельности в виде комплементарной и интегративной медицины.

Терминологический аппарат имеет огромное значение, однако термин сам по себе вряд ли может использоваться в качестве достоверного критерия различения истинной и лженауки. Для их разделения важнее семантическое поле термина — содержание феноменов, понятий и теорий, которые им обозначаются. Инициатор образования комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований — лауреат Нобелевской премии по физике академик Л. Гинзбург иллюстрирует это на примере природы теплоты, которую ранее рассматривали с позиций теории теплорода — некоей жидкости, которая переливается и переносит тепло. Поскольку теперь известно, что теплота — это мера хаотического движения молекул, то человек, придерживающийся теории теплорода — невежда или жулик. Однако, вряд ли кому-нибудъ придёт в голову объявить текст, в котором встречается слово «теплота» лженаучным, хотя семантическое поле этого слова коренным образом изменилось. Возражая против использования в качестве лженаучных ярлыков определённых терминов ТКМ, следует признать, что терминологический аппарат РT и ряда других, идейно близких к ней медицинских направлений, действительно нуждается в серьёзном пересмотре.

В свете примера с теплородом весьма сомнительной представляется целесообразность дальнейшего оперирования формулировками ТКМ, основанными на примитивных субъективных ощущениях «пустота — полнота», «жар — холод» и т. п. описаний функциональных состояний. До тех пор, пока специалисты ТКМ будут использовать такие аллегории как «вторжение возмущённой ци печени в селезёнку», «огонь печени, оскорбляющий лёгкие» и тому подобные описания патологических состояний и названия синдромов они не достигнут консенсуса с представителями конвенциональной медицины а, следовательно, нe будут преодолены имеющиеся барьеры дальнейшей интеграции ТКМ в современное здравоохранение.

Элементарный непредвзятый анализ концепции инь-ян показывает, что она является выраженным иными терминами законом единства и борьбы противоположностей, а в естественнонаучном аспекте — отражением закона сохранения энергии и вещества. Символ «великого предела» «тай цзи», который называют монадой, можно рассматривать как графическое выражение представления об универсальных волновых природных процессах (рис. 1).

Более сложную ситуацию представляет концепция у-син. Результаты систематических исследований Н.Н. Сыча [12, 13] выявили существенные изъяны концепции у-син и базирующемся на ней учении об АК, послужившие основанием для корректировки ряда общепринятых позиций и замены неоднозначных названий — «первостихии, первоэлементы» более адекватным термином — бинарные системы. Анализируя варианты последовательности расположения бинарных систем и присущих им зарядовых знаков (+) — ян, ( — ) — инь, автор пришёл к заключению, что бинарных систем должно быть нe пять, а шесть. Дополнительный шестой элемент, который автор называет «пневма», образуется из разделения бинарной системы «огонь». При этом символика у-син трансформируется из пентаграммы в гексаграмму (рис. 4).

Рис. 4. Пентаграмма и гексаграмма бинарных систем в структуре у-син (по Н.Н. Сычу. 2002).
Римские цифры — общепринятые номера АК, арабские цифры в скобках — присвоенная автором нумерация бинарных систем. В гексаграмме нумерация бинарных систем следует из принципа их математического распределения согласно закону натурального ряда чисел.


Проведенные исследования привели коллегу Н. Н. Сыча к заключению о неправомерности использования теории у-син для бинарных систем (парных ЛК), а потому и некорректности применения в общем виде канонических правил составления акупунктурного рецепта согласно взаимосвязям между первоэлементами в пентаграмме у-син. Вместе с тем автор считает целесообразным сохранить общепринятый порядок следования первостихий для тритонов и двух срединных каналов, не нашедших отражения в пентаграмме у-син.

Коллеги А. П. Дубров и В. Г. Никифоров, исходя из анализа пентамерной симметрии как одной из отличительных черт биологических объектов, обосновали возможность представления схемы расположения ЛК в виде 12-ти пятиугольников, образующих полиэдрическую модель пространственного расположения точек акупунктуры. По млению авторов, предложенная модель позволит лучше понять различную функциональную роль стандартных точек каждого АК, ординарных, групповых и общих ло-пунктов. Кроме того, она открывает новые эвристические возможности изучения системы ЛК современными математическими методами и позволит вывести современную теорию АП, не противоречащую канонам ТКМ [14]. Публикации [12-14], хотя и содержат существенно новые взгляды на базовые элементы методологии ТКМ, по не затрагивают её общего «генерального плана». Коллега Ю. Л. Ткаченко — один из первых учеников В. Г. Вогралика призывает к более решительным действиям. Он считает, что понятийная база чжень-цзю, не принадлежащая к нынешней человеческой цивилизации и основанная на ином мировосприятии, не может быть адекватно переведена на язык современной пауки. По его мнению, мировой опыт изучения феноменов акупунктуры на нейрофизиологическом, биохимическом и биофизическом уровнях де-факто уже сегодня представляется достаточным для качественно другого понимания этой части ТКМ и формирования на этой основе новой доктрины РТ. Оформление её де-юре — вопрос не столько получения новых научных данных, сколько нашей способности к аналитическому осмыслению, обобщению уже имеющихся материалов и способности к выверенным действиям [15].
 
Выражение «движение — это жизнь» справедливо как в отношении живых существ, так и в отношении пауки. Незыблемость мировоззренческих постулатов и теоретических построений любой доктрины есть свидетельство её научной нежизнеспособности. Необходимость решения перманентно возникающих перед человечеством практических проблем порождает научные теории, которые формулируются в соответствии с имеющимся на данный исторический период уровнем знаний. Ревизия теорий не предмет наилучшей пригодности к решению породивших их практических проблем приводит к отмиранию одних и выживанию других теорий. Так происходит естественный отбор научных теорий, получивший название эволюционной эпистемологии [16].

Объективный процесс интеграции ТКМ в современную медицинскую науку и практику с одной стороны обязывает к своевременному и решительному отказу от явно устаревших, противоречащих современным научным взглядам теорий, но не освобождает от необходимости уважительного и бережного отношения к наследию наших предшественников. Продолжая аналогию с биологической эволюцией, заметим, что приобретете организмами новых свойств, обеспечивающих их выживание в меняющихся условиях внешней среды, не означает полной утраты прежних свойств. Одна из гипотез современной генетики предполагает, что они сохраняются па уровне, так называемых, «молчащих генов», которые могут проявляться в некоторые периоды жизни и в чрезвычайных ситуациях. Эволюция знаний тоже невозможна без предшествующего базиса и, как следует из опыта прорыва в физике на рубеже XIX-XX в.в. — без необходимости комплементарного объединения старых и новых идей и теорий. Необходимость эта определяется не только логикой научного познания и этикой, но, главным образом — опасностью утраты той информации, которая в биологических объектах содержится в молчащих генах, а в натурфилософских основах медицины — в методологии ТКМ. Учитывая урон, понесённый ТКМ в связи с историческими событиями в самом Китае и проблемы, возникающие при передаче знаний из одной культурной среды в другую, вероятность этой утраты весьма велика.

Большинство как зарубежных, так и отечественных коллег признаёт целесообразность интеграции методологии ТКМ и современного естествознания. Как отмечает Л. Л. Карпеев, Россия занимает лидирующее положение в мире по уровню реальной интеграции традиционной медицины в современную систему здравоохранения, опережая в т.ч. Китай, Индию и другое страны Юго-Восточной Азии, где она сосуществует параллельно и даже автономно с государственной службой медицинской помощи. Вероятность такой же модели для России оценивается близкой к нулю [17]. Можно провести аналогию между нынешней ситуацией с общей теорией ТКМ и РТ со становлением и развитием теории поля в физике. Зародившаяся в древней Греции волновая теория звука впоследствии была распространена и на другие явления природы. Волновая теория света принципиально отличалась от общепринятой в IXX веке корпускулярной модели Ньютона. В этом же стоетии из уравнений Максвелла были выведены свойства электромагнитных волн, что позволило создать общую волновую теорию поля. Однако при этом физики не отвергли полностью корпускулярную теорию. Более того, благодаря знаменитым исследованиям Макса Планка, она на новом методологическом уровне «возродилась» в квантовой механике. Далее де Бройль и Шрёдингер пришли к выводу, что корпускулярные материальные объекты при определённых условиях проявляют и волновые свойства.

Анализ кажущихся парадоксальными воззрений на дуалистическую — квантово-волновую природу физических явлений привёл Нильса Бора к формулировке двух принципов квантовой механики — принципа комплементарности (дополнительности) и принципа соответствия. Согласно первому из них, волновое и корпускулярное представления являются не взаимоисключающими, а взаимодополняющими, в совокупности позволяющими представить полную картину явления. Принцип соответствия состоит в том, что новая физическая теория в определённых предельных случаях переходит в предшествующую ей старую классическую теорию. Но поводу бурного развития теоретической и экспериментальной физики В. Гейзенберг отмечал, что тесное взаимодействие самых разных, даже противоположных, типов мышления, исходящих из разных времен, религий и областей человеческой культуры может дать чрезвычайно продуктивный результат. Если такой результат был достигнут современной физикой, то он, по-видимому, может быть получен путём поиска комплементарности и соответствия между старой теорией ТКМ и новой теорией РТ.

Начавшееся в 50-х годах прошлого века и поныне продолжающееся второе пришествие ТКМ в Россию привело к появлению большого количества специальной и популярной литературы. Список книг, опубликованных отечественными авторами и переведёнными на русский язык по этой тематике за период с 1950 по 2001 г., представленный на сайте Центра «Петербургское Востоковедение» [http://www.pvost.org/material/bibliogr/pages/chinabase.html] насчитывает 148 наименований. Список литературы по восточной медицине, приведенный на сайте Академии «Инь и Ян» [http://www.injan.ru/ru/academy/literatura.html], включающий литературу, изданную и после 2001 г. содержит 339 источников, не считая периодических изданий. Не в обиду их составителям, заметим, что оба списка не являются полными.
Широкие возможности для изучения основ ТКМ предоставляют ряд интернет-сайтов:
http://abirus.ru, httр://www.accupuncture.com, http://www.zhongyi.ru, http://ryodoraky, http://wwv.injan.iu/ru/academy, http://chinamed.ru/index.php. Как и прежде, интересы врачей, а, следовательно, и издателей концентрируются в основном па акупунктуре. Имевшийся ранее дефицит изданий по китайской фитотерапии лишь отчасти восполнен книгой П. В. Белоусова и А. В. Чемериса «Основы китайской фитотерапии» (2000) и монографией А. Б. Микопенко «Фитотерапия в традиционной китайской медицине» (2010). Постепенно восполняется дефицит информационных ресурсов по цигун. В 2009 г. издательством Феникс выпущены подготовленные Всекитайской Ассоциацией Оздоровительного Цигун три книги с вложенными DVD. Несмотря на эти позитивные тенденции комплементарные акупунктуре натуропатическое и психофизиологическое направления ТКМ требуют дальнейшего изучения.


Президиум симпозиума «Рефлексотерапия в системе медико-социальной реабилитации» 31.10.2003
Слева направо: А.Т. Качан, В. Г. Зилов. Л. Г. Агасарое, А.М. Василенко, В. С. Гойденко.


Россия была первой страной, в которой РТ, выведенная из ТКМ, удостоилась войти в номенклатуру врачебных специальностей. В этом плане мы выполнили предуготовленную П.Я.Чаадаевым для России миссию сочетания воображения и разума и объединения в своём просвещении исторических судеб мира 7. Вместе с тем, именно медики — синологи не считают РТ правопреемницей ТКМ. Остаётся и множество других насущных проблем и вопросов, которые не спешат решать ни Минздрав РФ, ни РАМН. Да и должны ли они этим заниматься? — Во всех цивилизованных странах решение внутренних вопросов медицинских специальностей является прерогативой профессиональных ассоциаций.

31.10. 2003 г. на базе ГКБ №11 г. Москвы в формате 1 Российского конгресса «Реабилитационная помощь населению в Российской Федерации» состоялся сателлитный симпозиум «Рефлексотерапия в системе медико-социальной реабилитации». В работе симпозиума приняло участие 132 человека. Из них 115 рефлексотерапевтов и 17 представителей смежных специальностей — инженеров — разработчиков аппаратуры. гомеопатов, мануальных терапевтов, психотерапевтов и других специалистов. Одним из основных вопросов программы симпозиума было учреждение Российской Президиум симпозиума «Рефлексотерапия в системе медико-социальной реабилитации» 31.10.2003.
Доктор С.Г.Руднев огласил отредактированный Устав ассоциации, проект которого был предварительно опубликован в журнале Рефлексотерапия №1(4) 2003 года. Открытым голосованием участники симпозиума приняли единогласное решение об учреждении Российской Ассоциации Рефлексотерапевтов. Далее слово взял профессор А.Г.Качан — ранее избранный президент не имеющего юридического лица общества акупунктуры и традиционной медицины. Он сложил с себя полномочия президента и выдвинул кандидатуру профессора Л. Г. Агасарова на пост только что учрежденной Российской Ассоциации Рефлексотерапевтов. Открытым голосованием он был единогласно избран президентом Ассоциации.

Л. Г. Агасаров, 1954 г. рождения, доктор медицинских паук, профессор, зав. курсом традиционных методов лечения и физиотерапии I МГМУ им. И.М. Сеченова, руководитель направления традиционных методов лечения в ФГБУ РНЦ Медицинской Реабилитации и Курортологии Минздрава РФ.

Президент Профессиональной
Ассоциации Рефлексотерапевтов
профессор Агасаров Лев Георгиевич.

В 1977 году окончил 1 Ленинградский медицинский институт им. И. П. Павлова. С 1977 по 1985 год обучался в аспирантуре и работал в НИИ экспериментальной медицины АМН СССР. Далее работал в НИИ рефлексотерапии (впоследствии — НИИ традиционных методов лечения М3 РФ), где прошел путь от научного сотрудника до заведующего отделом. В 1981 г. защитил кандидатскую, а в 1992 году — докторскую диссертацию, посвященную смежным вопросам неврологии, сексопатологии и рефлексотерапии. Член Специализированного ученого совета Д 208.060.01 по специальности 14.03.11 — восстановительная медицина, лечебная физкультура и спортивная медицина, курортология и физиотерапия. Под руководством Л. Г. Агасарова защищено 20 кандидатских и 2 докторские диссертации. Он является автором 340 публикаций, включая 10 монографий.

Основными темами дискуссии между участниками симпозиума явилось обсуждение методологической базы и понятийного аппарата современной РТ, медико-технические вопросы разработки методов рефлекторной диагностики, предназначение, целесообразность и эффективность использования этих методов па различных этапах оказания медицинской помощи. Особенно волновали специалистов нерешенные вопросы о месте РТ в номенклатуре врачебных специальностей и организации службы РТ в стране. По мнению участников, решение этих вопросов должно стать первоочередной задачей созданной Ассоциации.

Несмотря на то, что «де факто» Ассоциация была создала ещё в 2003 г. её учреждение «де юре» состоялось только в 2011 г. Это было связано с рядом объективных обстоятельств и потребовало изменения юридической формы Ассоциации, однако её основные цели и задачи остались теми же, что и 8 лет назад. Они перечислены в Уставе Ассоциации, некоторые из них более детально были освещены в других докладах сегодняшней конференции и представлены в других статьях этого номера.

К нерешённым с 1990-х годов в последнее время добавляются новые ведомственные проблемы. 23.09.2011 г. в Общественной палате и 13.10.2011 г. — в Комитете Совета Федерации по здравоохранению проходили слушания о роли и месте традиционной медицины в системе здравоохранения ГФ. В Общественной палате был поставлен вопрос о введении новой специальности — врач традиционной медицины. Аргументация против некорректного термина «традиционная медицина» приводилась нами ранее [18] и вновь повторяется в этом номере журнала. В настоящее время ТКМ в большей мере относится к арсеналу альтернативной медицины, а РТ — к комплементарной медицине. В отличие от «традиционная», прилагательные «альтернативная» и «комплементарная» характеризуются чёткими, ясно разграниченными между собой семантическими полями. В то время как ряд средств и методов комплементарной медицины, в т. ч. и РТ, уже интегрированы в конвенциональную медицину, большинство подходов, используемых в альтернативной медицине, отстоят от неё значительно дальше. Далеко не все из них имеют реальные шансы легализоваться в области конвенциональной медицины.

Возрождение традиционной медицины и введение её в стандарты бесплатного оказания медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий планируется с участием Шанхайской организации сотрудничества. Здесь кроется угроза неоправданной экспансии ТКМ в ущерб отечественной службе РТ. В КНР актуализируется проблема трудоустройства врачей ТКМ. Выпускники колледжей и университетов ТКМ менее востребованы по сравнению с выпускниками ВУЗов, учебные программы которых соответствуют современным стандартам конвенциональной (западной) медицины. Эти невостребованные на родине и слабо подготовленные по основам современной медицины врачи ТКМ уже сейчас активно ищут рабочие места в России. Недостатки базового медицинского образовать в сочетании с незнанием русского языка этими «врачами» дают основания усомниться в их реальной пользе для здоровья россиян. Вместе с тем, учитывая некоторые известные обстоятельства (этническая родственность с ТКМ, психотерапевтические эффекты внешности врача и обстановки проведения процедур, готовность трудиться за меньшую зарплату) они окажутся неоправданно более конкурентно способными по сравнению отечественными специалистами. Удовлетворять имеющийся спрос па медицинскую помощь в формате ТКМ следует путём подготовки российских врачей, приглашая для этого специалистов из КНР. Начало такой практики уже положено, вероятно, её следует развивать и дальше.

Заключение

Любая система медицинских знаний соответствует уровню общей ментальности своей исторической эпохи. Древние медицинские представления в странах Востока и Запада при их фенотипических различиях имеют генотипические сходства. Западные и восточные базовые мировоззренческие позиции в основном непротиворечивы. Современные теоретические исследования дают основание рассматривать учение об «инь — ян» в качестве прототипа диалектических законов единства и борьбы противоположностей и перехода количественных изменений в качественные, а также естественнонаучного закона сохранения энергии и вещества. Анализ теоретических основ ТКМ показывает, что её основные положения, хотя и выраженные в архаичной. а потому неадекватно воспринимаемой терминологии, не противоречат современным философским и естественнонаучным воззрениям.

Идеи универсальности принципов организации всего сущего и их отражения в человеке, нe отвергаемые современной наукой, присутствуют в методологии ТКМ. Причинами скептического, а иногда и резко негативного отношения некоторых представителей академического сообщества и догматиков христианской религии к ТКМ, является недостаточная осведомлённость о возможности современной интерпретации её методологических позиций, а также терминологическая неопределённость в области неконвенциональной медицины. Результаты экспериментальных и клинических исследований позволяют интерпретировать основные методологические позиции ТКМ па основе современной естественнонаучной базы.

Анализ методологии ТКМ с использованием общепринятых диалектических принципов показывает, что все её этиологические, патогенетические, диагностические и лечебно-профилактические аспекты могут рассматриваться как форма системного анализа взаимоотношений человека со средой обитать и возможности целенаправленного управления функциональными системами человека различного уровня. Общая методология ТКМ, её практика и современная естественнонаучная интерпретация основных положений соответствуют всем основным принципам теории описания систем: структурности, взаимозависимости со средой, иерархичности и множественности описаний.

Начавшееся с русских духовных миссий в Пекине и продолжающееся поныне пришествие ТКМ в Россию привело к появлению медицинской специальности под названием «рефлексотерапия». Исследовать российских учёных и практиков позволили обеспечить современную философскую и естественнонаучную интерпретацию некоторых положений ТКМ, способствующую ее интеграции в современное здравоохранение. Продолжение этого интеграционного процесса отвечает взаимным российско-китайским интересам.

Литература

1. Белоусов П.В. Теоретические основы китайской медицины (серия «Китайская чжэнь- цзю-терапия») — Алматы, 2004. — 172 с.
2. Мачоча Джованни. Основы китайской медицины. Подробное руководство для специалистов по акупунктуре и лечению трапами/пер. с англ. М.: Рид Элсивер, 2011. — т. 1. — 440 с.
3. Китайская медицина в русских сочинениях (1815-1935). Выборка по фонду Российской публичной библиотеки, подготовленная А. П. Керзумом [www.zhongyi.ru/viewtopic.php?p=10633#10633]
4. Василенко А. М. Основные принципы адаптогенного действия рефлексотерапии // Итоги пауки и техники. ВИНИГИ. Серия физиология человека и животных., 1985, т. 29. С. 157-203.
5. Василенко А. М. Акупунктура и рефлексотерапия. Эволюция методологии и теории. - Таганрог, Изд-во ГРТУ, 1998. 110 с.
6. Василенко А. М. Концепция интегрального регуляторного континуума — основа современной теории рефлексотерапии // Рефлексотерапия. — 2007. — № 2 (20). — с. 5-8.
7. Лиманский Ю.П., Самосюк И.З. Концепция электромагнитного гомеостаза и ее обоснование // Рефлексотерапия. — 2004. — 11, №4 -С.3-9.
8. Лиманский Ю.П., Гуляр С. А., Самосюк И.З. научные основы акупунктуры // Рефлексотерапия. — 2007.-№ 2 (20). — с. 9-18.
9. Василенко А. М., Захарова Л. А. Нейроэндокриноиммунная система периферического контроля боли // Боль (научн.-практ. ж.). — 2004. - № 1 (2).- с. 51-56.
10. Василенко А. VI. Рефлекторная нейроиммуномодуляция: перспективный комплексный подход к реабилитации пациентов различного клинического профиля // Сборник трудов « К 90-летию ФГУ «РНЦ В МиК». М. 2011.С. 88-94.
11. Черпая Л. А. В кн.: Человек и культура: Индивидуальность в истории культуры. VI., 1990, с. 192-203.
12. Сыч Н.Н. Правомерна ли теория у-син для бинарных систем? // Рефлексотерапия. - 2002. - №2 (септ.). - С. 17-20.
13. Сыч Н.Н. Числа, символы, зарядовые знаки «чжоу и» в современной науке о человеке // Рефлексотерапия. -2003. — №4 (7). — С. 36-40.
14. Дубров A.П., Никифоров В.Г. Принцип симметрии в методологии акупунктуры // Рефлексотерапия. — 2002. — № 2 (сентябрь). С. 20-22.
15. Ткаченко Ю. А. Нужна новая доктрина рефлексотерапии // Рефлексотерапия. —2003. — №4 (Г). - С. 53-56.
16. Popper К. A Evolutionary Epistemology // Evolutionary Theory: Paths into the Future/Ed. By J.W. Pollard. John Wiley &. Sons. Chichester and New York, 1984, ch. 10, pp. 239-255. (http://www.keldysh.ru/pages/mrbur- web/philosophy/popper.html |.
17. Карпеев А.А. Традиционная медицина. Проблемы интеграции. // Традиционная медицина. — 2009. — № 3 (18).-с. 4-6.
18. Василенко А. М. Комплементарная медицина: пора определиться в терминологии. Приглашение к дискуссии. // Вестник восстановительной медицины. -2009. — № 2. — с. 16-20.


 Компьютерный комплекс врача традиционной медицины  АРМ ПЕРЕСВЕТ      

    

Традиционная китайская медицина в России: от русской духовной миссии в Пекине до профессиональной ассоциации рефлексотерапевтов

 

~ главная | АРМ-ПЕРЕСВЕТ компьютерный лечебно-диагностический комплекс | АППАРАТЫ и ПРИБОРЫ | КОМПЬЮТЕРНЫЕ ПРОГРАММЫ | Метод Фолля программа Пересвет Фолль  | программа Пересвет Гомеопатия | программа Реперториум Богера | программа Пересвет Аури | программа Квантовая терапия | программа Пересвет Антиболь | программа Пересвет Накатани | программа Ключ Отзывы | Сертификат РФ и ЕС | КУПИТЬ аппаратуру, программы (прайс-лист) | КУРСЫ, обучение врачей | Статьи | Наши координаты


Яндекс цитирования Rambler's Top100


Copyright © 1992-2017  НМЦ "Пересвет", Москва   
 Tel.:    +7 (495) 790-09-95 
          +7 (926) 276-276-5
 E-mail: info@peresvetmed.ru 
Копирование разрешается только с разрешения администрации сайта.
При цитировании ссылка на www.peresvetmed.ru обязательна.